От редакции: едва ли найдется в России читатель, чье сознание не испохабила среда обуржуазившейся нации, которого бы не волновала судьба народа Донбасса. Время не стоит на месте, шестой год войны формирует общество особенное и противоречивое. Мнение одного из первых командиров народного ополчения, Александра Ходаковского, отражает точку зрения на события военную, командирскую. Со многими оценками, которые содержатся в интервью или на его страницах в сетях, невозможно не согласиться. Военные исходят из обстановки той, которая складывается. Учитывают расклад сил, который имеется в наличии на передовой и в резерве. Приходится согласиться и с тем утверждением командира, что республики до сих пор не имеют «политической субъектности». Но есть и возражения. Они касаются народной перспективы, то есть, возможных резервов движения, зародившегося в ответ на наступление украинской националистической буржуазии и самых реакционных кругов буржуазии империалистической, «западной». Речь идет о политике, а политика есть борьба классов.

С точки зрения политической. По нашему убеждению, на котором основывается и наш исторический оптимизм, обретение народом политической субъектности – дело живое. Оглянитесь на несколько лет назад. Народ Донбасса, России и Украины в тяжкую минуту испытаний выделил из среды, казалось бы безнадежно опустившейся до абсолютной продажности, мелкого мародерства и национализма, своих лучших людей, бойцов и командиров. Живая и организованная лучшими воля перешедшего в состояние движение народа смогла обрести силу и потому получила поддержку миллионов простых людей по обе стороны границ, по обе стороны линии фронта. Поддержку такую, с которой вынуждены до сих пор считаться силы вовсе не народные, вовсе даже не поддерживающие шахтеров и трактористов. Какие бы собственные виды и планы на Донбасс, Россию и Украину не строила олигархия украинская, западная или российская. Дело теперь за обретением политической силы самим народом, без которой невозможно отстоять отвоеванное у врага. Военные по-своему видят возможности дополнительной мобилизации. Так, как учили военных на случай развертывания полномасштабной войны. Но есть отличие военной мобилизации от политической. И есть разные войны. Политическая мобилизация удесятерит силы народа, но политическая мобилизация безусловно требует классового определения. И классовой организации. Бойцы и командиры, народ Донбасса несут потери и наблюдают сегодня бессилие политического популизма буржуазии. Несмотря на 70% поступления в бюджет республик из России, у буржуазии нет хорошей политики для народа. Буржуазная политика сегодня не объединяет народы, а разделяет. Командир Ходаковский справедливо отмечает нарастающие негативные тенденции пораженчества в обществе. Но отчего-то не замечает политических тенденций и инициатив, перспектив усиления, растущих как необходимость из самого народа, исходящих от думающих бойцов, командиров и сознательных рабочих. В самом деле, разве военное и политическое поражение от украинской буржуазии, пусть даже героическая гибель народа от рук нацистов стала бы оправданием мнимого политического единства с местной или российской буржуазией? C «минскими соглашениями»? Или политика должна стать делом самого народа, его воли, его подлинного единства, в первую очередь политической и военной организации шахтеров и трактористов? Какой же штаб или командир без войска? К такой организованной политической силе примкнут лучшие представители других слоев общества. И разве такое единство не усилит позитивные тенденции в политике северного союзника? Патриотизм? Конечно, подлинный народный патриотизм. Необходимо ли сегодня разворачивать эту силу патриотическую, политическую, политический фронт, штаб, командование? Менять негодных политических командиров на годных? Необходимо соединить силу и волю класса? Особенно в условиях осады, вынужденного отступления? Накопились вопросы к командирам. Что есть, то есть. Отступать-то народу некуда, и других резервов у народа сегодня нет. «Плач Ярославны» больше не вселяет надежд, в этом мы согласны с командиром. Да и не к лицу плач пролетариату. По обе стороны границ, по обе стороны линии фронта. Наконец, если государственная самостоятельность сегодня Донбассу «не по карману», то кто может лишить народ политической самостоятельности?

Александр Ходаковский в сетях:

ХодаковскийКак в той грустной шутке: и сила есть, и воля есть — а силы воли нет. Я вчера на другом ресурсе уже отвечал на этот вопрос: самостоятельность нам не по карману. Только один пример, не считая военных вопросов: семьдесят процентов нашего бюджета из России.

По поводу задержания гражданина ДНР и угрозы его выдачи на Украину. Здесь двух мнений быть не может — недопустимо. Но одно замечание: в ДНР достаточно собственных проблем, и только я один могу предоставить заскучавшим как минимум сотню стрелковых вакансий с возможностью послужить Родине в реальном, а не в интернет-пространстве.

Пусть с Шиесом разбираются сами россияне — у них это пока хорошо получается. Российская система инстинктивно реагирует на антисистемные действия, и если к собственным гражданам у неё свой подход, то на действия гостей из ближнего зарубежья реакция может быть более болезненная. Мне кажется, что ради набора популярности в соцсетях по результатам засветки в «горячей точке» дёргать тигра за усы не очень осмотрительно.

— «Черный Ленин» заявлял, что его выдавили из ЛДНР как неудобного элемента, публично критиковавшего местную власть. Насколько это соответствует действительности?

Мне ничего не известно по поводу выдворения. Обычно в моей личке было много рассылок от этого парня в духе левого популизма, но ни одного сообщения о выдворении или давлении. Возможно, он предпочёл не осложнять, но тогда тем более непонятно, зачем он так рисковал.

Лента наполнена трагическими публикациями по поводу гибели ребят в ЛНР. Ставлю — «сочувствую», и сочувствую. Эта трагедия примечательна только тем, что сразу несколько человек на одной позиции, а так повсеместная гибель наших бойцов — норма. Но виню ли я Украину? Нет. Она делает своё дело. Ее задача — нас убивать, — и она нас убивает. Что в этом противоестественного? В их действиях — ничего. С нами же они ни о чем не договаривались? А Россия, с которой они договаривались?…А Россия — не сторона конфликта. В происходящем противоестественно только одно: то, что мы позволяем это делать безответно и безнаказанно.

Вернёмся к старой риторике: будем считать, что своими жертвами мы не позволяем втянуть Россию в масштабный конфликт. Не знаю, насколько такое предположение зрелое, но пусть будет так.
Но как мне кажется, точечная, но эффективная реакция ситуацию сильно не поколебала бы, но кое-кого отрезвила. И так по каждому нарушению. Честно говоря, надоел уже этот «плач Ярославны».

Источник