Первый секретарь ЦК РКРП-РПК Виктор Тюлькин

От редакции: бывая в расположении подразделений народного ополчения Донбасса, наши товарищи ни раз отмечали наличие советской символики. В том числе — портреты вождя советского народа.

Вашему вниманию предлагается выступление с докладом Секретаря ЦК РКРП, 1-го Секретаря ЦК РОТ ФРОНТа Виктора Аркадьевича Тюлькина на Международной конференции «Сталин-140». Конференция была организованна Московским Комитетом РКРП-КПСС при поддержке ЦК РКРП-КПСС и состоялась 21-22 декабря 2019 года. Тема доклада: «Некоторые соображения о вариантах в «Защите Сталина». В своем докладе Виктор Аркадьевич остановился на важном для современной идеологической борьбы вопросе методов защиты Сталина. В частности, им были высказаны советы пропагандистам-коммунистам не оправдываться, проявлять больше наступательности в пропаганде, не впадать в теории заговоров и субъективизм, рассматривать сталинскую эпоху как борьбу тенденций: коммунистической и капиталистической. После доклада, Тюлькин ответил на ряд вопросов и уточнил свою позицию.

Тюлькин В.А. тезисы доклада на научной конференции в Москве 21-22 декабря 2019г., ПОСВЯЩЁННОЙ 140-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ И.В.СТАЛИНА.

Уважаемые товарищи, я, как и многие здесь присутствующие товарищи, уже много лет занимаюсь темой Сталина. В этом юбилейном году выступаю уже на третьей международной конференции, плюс различные наши российские мероприятия. Уже отчетливо просматриваются типовые наиболее обсуждаемые вопросы, «горячие точки» политики сталинского периода, отработаны аргументы, разъяснения и, если можно выразиться шахматным языком, нарабатываем варианты ведения дискуссии и пропаганды в вопросе «Защиты Сталина».

В этом вопросе, конечно, нужно отличать то, что является предметом науки марксизма от того, что нужно для пропаганды и агитации. Но и агитация, конечно же, должна вестись с опорой на научность аргументов, которые мы с вами уже подготовили и сегодня тоже будем оттачивать.

1. Не надо оправдываться.
Это один из главных принципов построения защиты Сталина. Понятно, что после того, как объединенные силы пропаганды буржуазии и разномастных оппортунистов и ревизионистов (отечественных и зарубежных) залили информационное пространство потоками лжи и измышлений по поводу так называемых репрессий, вышли на цифры жертв чуть ли не 100 млн. жизней (тут все зависит от методики и фантазии авторов измышлений), этот вопрос хочешь или не хочешь, часто выходит на первое место. Но наши противники делают все, чтобы им и ограничиться. Мол, раз так, то и разговаривать дальше не о чем, все решалось за счет жизни людей и т.д., и т.п. Вот этому нельзя поддаваться ни в коем случае. А наши товарищи зачастую просто зацикливаются на разборе цифр и фактов.

Приведу такой пример: приехала к нам в Ленинград делегация немецких товарищей из МЛПГ. Очень хорошие товарищи и цель у них благородная – написать для немцев книгу о Сталине. Собрали мы специалистов, политиков, ученых (экономистов, философов, историков). Беседовали три дня. Рассказывали о политической системе, о сталинской экономике, о индустриализации и коллективизации, о науке и образовании, о культуре и советской демократии …. Но через каждые пятнадцать минут они вновь и вновь возвращались к вопросу репрессий: а сколько на самом деле было репрессировано, а сколько было ошибок, а как образовывались тройки, а были ли оправдательные приговоры, а почему так много получилось, а можно ли было без репрессий вообще, а правда ли, что убийство Кирова организовано по указанию Сталина, и пр. и пр. ….. Пока не знаем, что они напишут, но если бы мы не заставляли их слушать о созидательной работе Сталина и народа, то только репрессиями бы и занимались.

Мне лично помогли найти нужный тон для таких ситуаций рабочие Ижорского завода, когда я у них выступал и отвечал на вопросы о политике большевиков. Один из слушателей, настроенный демократично-критически, задал ехидный вопрос про немецкое золото, на которое большевики, мол, и совершили революцию. Я вздохнул и приготовился рассказывать, что знаю: от разработанной дезинформации царской охранки до вранья современных буржуазных пропагандистов. Но меня опередил старый бригадир слесарей, который сказал: «Ты, комиссар, погоди горячиться. Мы этого болтуна давно знаем, а про большевиков думаем так. Если они и взяли деньги от немцев на революцию, так ведь они её и сделали! А нынешние? Все растащат, распилят, разворуют …. Так что оправдываться не надо».

В нашем случае самой пострадавшей от сталинского режима стороной являются фашисты – гитлеровские нацисты и шире – Антикоминтерновский пакт, детище мирового империализма. За это извиняться не собираемся. А правду о репрессиях давно изложили, в т.ч., участвующий в работе конференции Игорь Васильевич Пыхалов. Цифры, факты, условия… Ошибки и перегибы были? Были. Но это были ошибки борьбы, а не чье-то самодурство или кровожадность системы социализма, как пытаются изобразить наши классовые противники.

2. Не стоит впадать в примитивизм.
Некоторые наши хорошие товарищи в защите Сталина впадают в такую крайность: мол, Сталин сам проводил только оправданные репрессии по отношению к настоящим врагам, а вот несправедливости творили пробравшиеся в партийный и государственный аппарат троцкисты и пр. скрытые враги народа, имевшие целью дискредитацию советского строя. Конечно, это было. Была и борьба с троцкистами, и с промпартией и другими скрытыми врагами социализма, но все же были и собственные ошибки. В т.ч. о которых узнавал Сталин. Достаточно вспомнить рассказы о его резолюции: «Уймись, дурак!» — на прошении Хрущева об увеличении возможностей репрессий.

1938 год. Хрущев Н.С. отправил телеграмму Сталину: «Дорогой Иосиф Виссарионович! Украина ежемесячно отправляет списки репрессированных 17-18 тысяч, но Москва утверждает лишь 2-3 тысячи. Примите меры. Любящий вас Н.С. Хрущев. На что вождь народов ответил короткой, но емкой телеграммой: «Уймись, дурак!»

Наши предшественники шли неизведанным путем, в условиях неимоверно тяжелых, в стране с малограмотным населением и огромной мелкобуржуазной массой. В революционной волне было предостаточно мутной пены, людей, желающих решить свои проблемы за счет общества, просто дураков, готовых разбить лоб при молитве и пр. пр. Поэтому, дров наломали тоже немало. Объяснять эти перегибы только действиями срытых врагов (троцкистов и пр.) нелепо. Но это очень нелегко принять многим нашим очень хорошим товарищам – искренним революционерам. Приведу такой пример из собственного опыта:

Мой дед, член РСДРП(б) с 1919г. в 1938г. служил комиссаром артиллерийского полка и был исключен из партии (понижен в должности и переведен в саперную часть) за то, что не разглядел врага народа в командире полка. Я рассказываю эту историю на конференции. Один хороший товарищ, сталинист до мозга костей, заявляет: жалко, но правильно сделали!

А дед знал этого командира (латыш по фамилии Чемис) ещё с фронта империалистической. Вместе воевали, тот был унтер-офицером, дед солдатом, вместе прислушались к большевикам. Деду предлагали написать отрицательный отзыв, но он не стал. Писал апелляции в ЦК и ЦКК. В 1940г. в партии восстановили, командира не успели. Потом реабилитировали. Говорю товарищу: вот, такой же как ты, правильно сделали, а по сути по глупости и чванства. Обиделся. Но именно так часто бывало. Волна настроения, кампанейщина. Чувства революционной необходимости вместо закона. Помните, как в Оптимистической трагедии (Всеволода Вишневского) решали вопрос с, якобы, укравшим у бабушки кошелек матросом? Брезент на голову, колосник к ногам и за борт! А когда старушка вдруг, нашла кошелек у себя в кармашке – и её за борт! По справедливости. Так понимали.

3. Не надо искать заговоры

и происки мирового империализма там, где дело объясняется проще – приспособленчеством, глупостью, шкурничеством. Эта рекомендация относится не только к оценкам событий тех лет и так называемых репрессий, но и к сегодняшнему дню. Тот же Горбачев сегодня заявляет всему миру, что целью его жизни изначально была задача борьбы с коммунизмом, мол, для этого стремился пробиться в руководство и уничтожить коммунизм! И наши многие товарищи взяли это за аргумент. Конечно, само заявление характеризует эту отвратительную личность, но это вранье! Попытка представить себя в ранге идейного борца. Идейных врагов можно уважать за убеждения. Вспоминаются строки одного белогвардейского поэта:
«Постарели и вымрем
В безлюдьи осеннем, нагом,
Но всё же, конторская мымра, –
Сам Ленин был нашим врагом!»

1930 г. И в этом жалком «сам Ленин» поражения и безнадежности больше, чем в томах сочинений штатных обличителей-пропагандистов.

Горбачев на самом деле обыкновенный приспособленец, которого вынесло на самый верх-на капитанский мостик, и он купался в лучах славы, как подвыпивший капитан в портовом кабаке: «Я снялся с якоря застоя», «Я вышел в море перестройки», «Я знаю курс и рукоятка скоростей в моих руках»…, а когда корабль потерпел крушение – оказалось, что «мы сели на мель». А горе-капитан пытается показать, что так было им задумано. Врет, собака! (я сам слышал, как он 4 апреля 1990г. клялся, мне и товарищам, что до последнего дня жизни останется коммунистом) Не стоит давать им возможность сохранять лицо. Предатели они во все времена, в любых движениях и во всех странах не заслуживают ничего, кроме презрения. Именно такую картину событий с простотой рассказал Александр Ципко, доктор философских наук, научный консультант идеолога перестройки, секретаря ЦК КПСС по идеологии Александра Яковлева. Он написал в одной из своих работ: «нам казалось вначале, что все просто. Надо просто вернуться на путь марксизма, восстановить ленинские нормы партийной жизни… а потом оказалось, что мы сами и марксистами-то не были». Поэтому не стоит искать заговоры, нужно понимать законы классовой борьбы при социализме, как борьбу тенденций: пролетарской и мелкобуржуазной. Эта борьба идет не только, и не столько между классами, а и внутри самого рабочего класса, внутри партии, в голове каждого человека. Задача коммунистов не головы рубить, хотя иногда и это приходится делать, а создать условия, чтобы пролетарская тенденция побеждала во всех сферах. Сталин это понимал и на это работал.

4. Определяющее качество Сталина – коммунист

Нам уже не раз приходилось разъяснять позицию и отношение РКРП к личности И.В. Сталина. Это отношение прямо выражено в программе РКРП, где подчеркнуто, что «Наиболее значимых успехов советский народ добился в период осуществления второй Программы ленинской партии под руководством И.В.Сталина… раскрывалась коммунистическая природа социализма, люди труда воочию убеждались, что социализм входит в повседневную жизнь и не является уже просто идеалом или перспективой».Сталин всегда называл себя учеником Ленина и подчеркивал, что свою жизнь посвятил служению делу рабочего класса. Он был последовательным марксистом, создавал государство нового типа, государство диктатуры пролетариата – Советское государство. В своем выступлении на II Всесоюзном съезде Советов И. Сталин подчеркивал: “Диктатура пролетариата создалась в нашей стране на основе союза рабочих и крестьян. Это первая и коренная основа Республики Советов”.

РКРП уважает, но совсем не обожествляет Сталина, не считает его непогрешимым и неприкасаемым для анализа и критики, но однозначно стоит на позиции, что Сталин был прежде всего коммунистом и все его действия, политику государства под его руководством нужно рассматривать именно как политику, основанную на диалектическом понимании принципов марксизма. В том числе разбирая те решения, которые кому-то сегодня видятся непонятными или неоптимальными, или даже ошибочными, нужно однозначно исходить из презумпции доверия к товарищам в их стремлении применить марксистско-ленинский, сугубо классовый подход с учетом реальных конкретно-исторических условий того времени. Если проще, то я хочу сказать, что если Сталин с товарищами по борьбе и совершали ошибки, то это были ошибки борьбы, ошибки коммунистов, от которых они не прячутся, а признают и анализируют. Но это не было ренегатством или самодурством, как пытаются представить антикоммунисты.

Анализ некоторых действий и ошибок

Так РКРП в своей программе отмечает, что политической ошибкой был отказ от закрепленного в программе партии принципа выборов Советов по производственным округам. Мы так считаем, но мы постарались проанализировать и понять те мотивы, из которых исходило советское руководство тех лет.

В докладе ЦК «100 лет ВОСР и задачи коммунистов сегодня» сказано: «РКРП считает, что некоторые политические ошибки, как ни покажется странным, были сделаны еще на подъеме движения СССР к социализму. Вопреки действующему программному положению РКП(б), в 1936 году в условиях резко обострявшейся международной обстановки и нарастающей угрозы войны при принятии новой конституции был осуществлен во многом вынужденный отход от выборов органов власти через трудовые коллективы. И хотя многие характеристики Советов сохранялись (выдвижение кандидатов в депутаты трудовыми коллективами, высокий удельный вес рабочих и крестьян в депутатском корпусе, периодические отчеты депутатов перед избирателями, соединение в советах законодательных и исполнительных функций), тем не менее, отменялись правила выборов, дающие возможность рабочему классу использовать свое преимущество в виде организованности в процессе труда. Появились предпосылки формирования парламентской системы, оторванной от трудовых коллективов и позволяющей депутатам, особенно высших уровней, избранным от территории, игнорировать волю трудового народа практически без риска быть отозванными. Неподконтрольность государственной власти трудовым коллективам, ее относительная независимость от них способствовали принижению роли трудящихся в управлении обществом, бюрократизации всей системы государственной власти. Социалистический характер Советской власти сохранялся, и власть продолжала действовать в интересах рабочего класса в той мере, в какой руководство коммунистической партии сохраняло верность марксизму-ленинизму.

Отказ от ключевого для Советов принципа выборов депутатов через трудовые коллективы по фабрикам и заводам и переход к выборам по территориальным округам формально обосновывался как общее расширение демократии, но фактически это был шаг в сторону перехода от советской, пролетарской демократии к демократии парламентской, буржуазной, предполагающей формальное равенство и игнорирующей имеющееся фактическое неравенство. Никакого действительного расширения демократии от разового формального распространения равного права голоса на всех без исключения граждан, в т.ч. на представителей бывших эксплуататорских классов, произойти не могло. Этот шаг объективно вёл к ослаблению диктатуры рабочего класса, то есть урезанию действительного пролетарского демократизма.

Объяснение этого решения, с нашей точки зрения, может быть следующим. В 1936 г., как уже сказано, в условиях резко обострявшейся международной обстановки — усиления фашизма, и нарастающей угрозы войны насущно необходимо было, с одной стороны, получить политические аргументы для международного коммунистического и демократического движения в разоблачении клеветы о якобы диктаторском, антидемократическом характере власти в СССР, с другой стороны, требовалось усилить централизацию государственного управления на этот период подготовки и ведения войны. Так что этот порядок можно понять, как во многом диктуемый ситуацией, так как при руководящей роли ВКП(б) новый подход способствовал большему регулированию процесса формирования органов власти силами партийного аппарата (а также привлекал на сторону советского строя некоторую часть так называемых лишенцев, что в условиях надвигающейся войны было совсем не лишне). Однако, с нашей точки зрения ошибкой было то, что после окончания войны и устранения основной причины такого отказа от программных установок на пролетарскую демократию не было принято решение о возврате к этим принципам». То есть за фактом ликвидации эксплуататорских классов проявилась недооценка и непонимание диалектики классовой борьбы при социализме, как борьбы с мелкобуржуазными тенденциями. Таков анализ действий коммунистов под руководством т. Сталина в сложнейшей ситуации того времени.

Судьба Коминтерна

Еще одним вопросом, по которому существуют расхождения между компартиями сегодня, являются оценки ряда решений Коминтерна. Наибольшую остроту, конечно же, вызывает вопрос о причинах единодушного решения всех партий, входящих в Коминтерн, о самороспуске Коминтерна, о стратегии и тактике мирного сосуществования сразу после разгрома фашизма. Здесь от очень уважаемых партий мы слышим самые суровые оценки: «Решение о роспуске Коминтерна вступало в полное противоречие с принципами, служащими его созданию. Противоречило духу и букве Коммунистического Манифеста, принципам Пролетарского Интернационализма, необходимости в любых условиях существования единой революционной стратегии коммунистических партий против международного империализма.» (из доклада КПГ на конференции «100-лет Коминтерна» 1-2 июня Москва)

Наша партия всесторонне исследует эти вопросы и готова поделиться своим видением причин принятия таких решений. Можно, конечно, поспорить, и это будет очень даже полезно. Но, эти расхождения не могут отрицать главного – работа Коминтерна и в этот момент соответствовала воплощению в жизнь самой идеи – подготовке мировой революции через практическую реализацию стратегического призыва «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» Заслуги Коминтерна состоят в том, что он: укрепил связи между трудящимися различных стран, разработал тактику рабочего движения в меняющихся условиях развития, установил общие нормы пропаганды и агитации идей коммунизма. Тем самым были созданы условия для образования подлинно коммунистических партий, их укрепления, а в дальнейшем и самостоятельной деятельности коммунистических партий, руководство которыми из одного центра стало затруднительным. Почему так решили? Шел 1943г. Война была далека от завершения. Советский Союз должен был заставить буржуазных союзников по антигитлеровской коалиции по-настоящему воевать с фашизмом. И приходилось учитывать аргументы о вмешательстве в дела этих стран через партии Коминтерна. Коминтерн из фактора, способствовавшего развитию компартий, превратился в фактор, и тормозящий их развитие, и сдерживающий военное участие союзников. Не говоря уже о том, что существовала опасность переключения бывших союзников на войну с СССР, американцы почти изготовили атомную бомбу, усталость от войны и огромные потери СССР накапливались и пр. Это во многом определило решение о самороспуске Коминтерна. Сохранение СССР в тот момент было главным для дела мировой революции. Так решали задачу коммунисты Коминтерна и товарищ Сталин.

Остаётся дискуссионным вопрос – а не было ли правильнее сохранить взаимодействие между компартиями разных стран в какой-либо другой форме. Например, в виде идейного центра и координирующего органа. Мог бы продолжать работу Теоретический центр.

Понятно, что эти вопросы обсуждались. Пробовали форму Коминформбюро, но это не очень получилось.

Конечно, сейчас трудно и непродуктивно придумывать варианты решений за коммунистов, действовавших в тех конкретных условиях. Тем более, что сами эти условия часто изменялись самым решительным образом. Коммунисты никогда не ставят точку в своих исследованиях прошлого, но они сосредотачивают своё внимание на проблемах сегодняшнего и завтрашнего дня. Главная заслуга Коминтерна, Советского союза и Сталина – разгром фашизма.

5. Защита Сталина от друзей сталинистов

Сегодня у ортодоксальных коммунистов появилась сравнительно новая задача – защита Сталина от разного рода политических субъектов, называющих себя сторонниками Сталина. В предыдущие годы защита велась в основном от разного рода открытых антикоммунистов, представляющих Советский строй людоедским, а Сталина тираном и пр.. Сегодня же появилась необходимость в защите Сталина от попыток использования его образа для достижения каких-то антимарксистских групповых или личных целей.Особого внимания требуют приемы “научного” переиначивания Сталина как ревизионистами внутри коммунистического движения, так и буржуазными националистами. В принципе здесь тоже нет особых открытий, т.к. В.И. Ленин ещё в самом начале работы «Государство и революция» замечал: «… происходит теперь то, что не раз бывало в истории с учениями революционных мыслителей и вождей угнетенных классов в их борьбе за освобождение. Угнетающие классы при жизни великих революционеров платили им постоянными преследованиями, встречали их учение самой дикой злобой, самой бешеной ненавистью, самым бесшабашным походом лжи и клеветы. После их смерти делаются попытки превратить их в безвредные иконы, так сказать, канонизировать их, предоставить известную славу их имени для «утешения» угнетенных классов и для одурачения их, выхолащивая содержание революционного учения, притупляя его революционное острие, опошляя его. На такой «обработке» марксизма сходятся сейчас буржуазия и оппортунисты внутри рабочего движения. Забывают, оттирают, искажают революционную сторону учения, его революционную душу. Выдвигают на первый план, прославляют то, что приемлемо или что кажется приемлемым для буржуазии. Все социал-шовинисты нынче «марксисты», не шутите!»

Державник?

Наиболее употребляемой формулой стало представление Сталина неким “державником”, чуть ли не “красным монархом”, гениальным прагматиком, решавшим геополитические задачи: расширения и укрепления государства, выхода к морям, прагматичного в поиске союзников до беспринципности. Подводят к выводу, что Сталин пропагандировал и строил Державу любой ценой. Особенно любят сравнивать его с Петром первым.

Вместе с тем, известно, что сам Сталин к подобным попыткам сравнивать его с царствующими особами относился весьма отрицательно. Так, во время беседы с немецким писателем Эмилем Людвигом на вопрос Людвига: “…допускаете ли вы параллель между собой и Петром Великим? Считаете ли вы себя продолжателем дела Петра Великого?” – Сталин ответил: «Ни в каком роде… Петр Великий сделал много для возвышения класса помещиков и развития нарождавшегося купеческого класса. Петр сделал очень много для создания и укрепления национального государства помещиков и торговцев. Задача, которой я посвящаю свою жизнь, состоит в возвышении другого класса, а именно – рабочего класса. Задачей этой является не укрепление какого-либо “национального” государства, а укрепление государства социалистического, и значит – интернационального, причем всякое укрепление этого государства содействует укреплению всего международного рабочего класса. Если бы каждый шаг в моей работе по возвышению рабочего класса и укреплению социалистического государства этого класса не был направлен на то, чтобы укреплять и улучшать положение рабочего класса, то я считал бы свою жизнь бесцельной».

Государственник?

Другие так называемые “государственники” пробуют приписать Сталину приоритет в работе над укреплением государства вообще, в отрыве от задач классовых. Иногда даже встречается мысль, что “Сталин преодолел Ленина”, что он отказался от отношения к марксизму как к науке и просто строил гениальную административно-управленческую советскую систему. Однако вся история, высказывания самого Сталина говорят о совершенно обратном: как марксист, Сталин боролся с государством буржуазным, занимался его разрушением до основания. Затем, разрушив мир насилия, на этом основании строил государство рабочего класса и крестьянства. К сохранению этого государства и его укреплению Сталин относился как к науке, никогда не впадая в эйфорию от достигнутых успехов и, наоборот, с открытыми глазами и холодной головой анализируя возможности поражений, прежде всего, возможности перерождения пролетарского государства в государство буржуазно-демократическое, что он с гениальной простотой разъяснял на встрече с молодежью в Свердловском университете в июне 1925 года: «Начнем с первой опасности.

 

Характерную черту этой опасности составляет неверие во внутренние силы нашей революции; неверие в дело союза рабочих и крестьян; неверие в руководящую роль рабочего класса внутри этого союза; неверие в дело превращения «России нэповской» в «Россию социалистическую»; неверие в победу социалистического строительства в нашей стране.

Это есть путь ликвидаторства и перерождения, ибо он ведёт к ликвидации основ и целей Октябрьской революции, к перерождению пролетарского государства в государство буржуазно-демократическое.

Источником такого «умонастроения», почвой его возникновения в партии является усиление буржуазного влияния на партию в условиях новой экономической политики, в условиях отчаянной борьбы капиталистических и социалистических элементов внутри нашего народного хозяйства». «Перейдём ко второй опасности. Характерной чертой этой опасности является неверие в международную пролетарскую революцию; неверие в её победу; скептическое отношение к национально-освободительному движению колоний и зависимых стран; непонимание того, что без поддержки со стороны революционного движения других стран наша страна не могла бы устоять против мирового империализма; непонимание того, что победа социализма в одной стране не может быть окончательной, ибо она не может быть гарантирована от интервенции, пока не победит революция хотя бы в ряде стран; непонимание этого элементарного требования интернационализма, в силу которого победа социализма в одной стране является не самоцелью, а средством для развития и поддержки революции в других странах.

Это есть путь национализма и перерождения, путь полной ликвидации интернациональной политики пролетариата, ибо люди, одержимые этой болезнью, рассматривают пашу страну не как частицу целого, называемого мировым революционным движением, а как начало и конец этого движения, считая, что интересам нашей страны должны быть принесены в жертву интересы всех других стран.»

«Если источником первой опасности, опасности ликвидаторства, является усиление буржуазного влияния на партию по линии внутренней политики, по линии борьбы капиталистических и социалистических элементов нашего народного хозяйства, то источником этой второй опасности, опасности национализма, нужно считать усиление буржуазного влияния на партию по линии внешней политики, по линии борьбы капиталистических государств с государством пролетарской диктатуры. … опасность осложнений создает нередко соблазн вступить на путь наименьшего сопротивления, на путь национализма».

«Наконец, о третьей опасности. Характерной чертой этой опасности является неверие во внутренние силы партии; неверие в партийное Руководство; стремление государственного аппарата ослабить партийное руководство, освободиться от него; непонимание того, что без партийного руководства не может быть диктатуры пролетариата». Таким образом мы ясно видим, что государственник Сталин строил государство диктатуры пролетариата и неустанно работал на мировую революцию.

Расхождения с Лениным?

Особенного внимания, с точки зрения сегодняшнего разрушения Советского Союза и продолжающихся национальных конфликтов в разных его точках, заслуживает “похвала”, высказываемая в адрес Сталина за его позицию и якобы даже противостояние Ленину в вопросе национально-государственного устройства СССР. Сталина хвалят за якобы, его “противостояние федерализму”. Даже Жириновский заявил, что если бы была принята “сталинская модель”, то сегодня можно было бы избежать наблюдаемого развала.

Мы подчеркнем, что принципиально разных моделей, форм федеративно-государственного устройства не было. Существовали две тенденции, два подхода к решению задачи устройства единого многонационального государства диктатуры пролетариата. Но превалировал абсолютно одинаковый марксистский подход, что при всех прочих равных условиях коммунисты выступают за централизованное крупное государство, за тенденцию преодоления федерализации малых наций и за движение к укрупнению и централизации. И право наций на самоопределение должно помогать малым нациям именно преодолеть недоверие, страх перед возможными притеснениями.

Основой национально-территориального устройства СССР, одинаково понимаемой Лениным и Сталиным, была Советская власть, то есть форма реализации диктатуры пролетариата. Ещё раз напомним, что Сталин в своем выступлении на II Всесоюзном съезде Советов подчеркивал: “Диктатура пролетариата создалась в нашей стране на основе союза рабочих и крестьян. Это первая и коренная основа Республики Советов”.

Сравним это положение с высказыванием Г.А. Зюганова о программе КПРФ: “Главная цель этой программы – создание на базе российских традиций парламентской республики советского типа, подлинно национальное, выстраданное и проверенное историей движение к народовластию в истинном его понимании” (Правда, №140, 10-15 декабря 2004). (Относительно этого тезиса заметим, что и парламент противоположен Советам по своей классовой природе, и проверенное историей движение есть непрекращающаяся борьба классов, и народовластие в истинном его понимании тоже понятие классовое: у буржуазии свое, у пролетариев другое.)

Трудящимся, как известно, делить места на рынке под лотки не надо. История доказала, что разрушить Советский Союз, пока власть была Советская, а партия Коммунистическая, не могли ни внутренние, ни внешние враги. И эта же история показала, что после потери партией и государством своего классового характера государство было разрушено быстро, сравнительно без сопротивления курсом на рынок, то есть на капитализм. Так что еще раз подчеркиваем определяющую роль классовой основы государства, что одинаково по-марксистски понимали Сталин и Ленин.

Патриот

Так называемые патриоты и откровенные буржуазные националисты пробуют приписать Сталину чувство, говоря современным языком, “российского патриотизма”. При этом одни пробуют изобразить его грузином, полностью перешедшим на сторону настоящих русских, другие доказывают, что Сталин якобы отошел от интернационализма и идеи мировой революции, то есть приписывают ему позицию этакого “советского национализма”. Более сложной вариацией на эту же тему звучит изречение руководителя КПРФ: “сталинская модель в ее полном развитии как раз и явилась исторически выстраданным синтезом двух извечных русских геополитических подходов. Имперского – с его идеей государственной самодостаточности. И панславистского – с его идеей славянского Большого пространства” (Строитель Державы, 10-15 декабря 2004). И то и другое является не просто ошибкой, а откровенным наговором на Сталина, который с самого начала своей политической деятельности резко и принципиально выступал с критикой национализма, притом уже в те годы (1905-1907) видел за этим явлением его классово-социальную сущность, утверждая:

Рынок – первая школа, где буржуазия учится национализму”. “Сбыть свои товары и выйти победителем в конкуренции с буржуазией иной национальности – такова её [буржуазии] цель. Отсюда её желание – обеспечить себе “свой”, “родной” рынок. Здесь, в экономике, ищите корни всяческого национализма-”патриотизма”-шовинизма”.

«У пролетариата есть свое собственное испытанное знамя, ему незачем становиться под знамя буржуазии”. “Интересы нации”, “державность”, “отечество” – все эти слова служат лишь для обмана рабочих, для того, чтобы рабочие вместо решения собственных задач отвоевывали рынок для национальной буржуазии».

С другой стороны, как интернационалист, Сталин никогда не отказывался от идеи мировой революции. Его конкретные действия по построению Советского государства были вполне осознанными усилиями, направленными на создание форпоста этой революции. Пролетарский интернационализм Сталина, как марксиста, никогда не подвергался сомнению даже его наиболее яростными противниками из числа империалистов (Гитлер, Черчилль, Рузвельт), при этом следует сказать, что их современные последователи до сих пор вспоминают о “ужасной руке Москвы”, то есть Коминтерна, во всех точках планеты. Сталин всегда и во всем был прежде всего коммунистом.

Союз с РПЦ?

Наблюдаются также непрекращающиеся попытки привязать Сталина к насаждению религиозного мировоззрения, православной духовности и соборности в современной России. Русская православная церковь явно претендует на роль идеолога российского общества. При том не только правые силы, но и КПРФ оценивают этот процесс положительно, как возрождение духовности, возвращение к «исконно русским ценностям». Мол, в 1943 году Сталин с благодарностью принял собранные церковью 6 млн рублей (и различные ценные вещи) на строительство танковой колонны. А после этого пошел навстречу церковным иерархам, помог им созвать поместный собор и разрешил избрать патриарха. Сии факты обрастают дополнительными легендами и слухами: что, якобы с благословения Верховного Главнокомандующего, икону божьей матери с помощью авиации возили вдоль линии фронта и это оказало действенную помощь Красной Армии, а многие военачальники тайным образом являлись истинно верующими. Бред, конечно. Но он ведь предназначен для сегодняшнего потребителя.

Надо понимать, что, когда церковь в войну определилась, на чьей она стороне, и помогла собрать денежные средства и ювелирные изделия, Сталин должен был поблагодарить церковных иерархов как граждан нашей страны. Тем более, что церковь отказалась от борьбы с Советской властью, горячо и, надо понимать, искренне поддержала власть и государство рабочих и крестьян. Поэтому Сталин даже помог церкви решить какие-то организационные вопросы. Но представить идеологический союз церкви с руководителем Советского государства, тем более представить Сталина стоящим в церкви со свечкой перед иконой – невозможно. Сталин всегда подчеркивал, что дело государственного строительства находится в руках партии и народа, и что неверие в собственные силы, во внутренние силы партии, является одной из главных опасностей, ведущих к крушению социализма. И уж никогда товарищ Сталин не возлагал на церковь задачи сплочения нации. Сплачивали людей партия, рабочая и крестьянская власть и общее дело. Коммунисты, во главе с генеральным секретарем товарищем Сталиным, были ведущей силой этого процесса.

Выводы: Наша борьба “За Сталина” должна вестись на всех упомянутых фронтах: культурном, историческом, политическом, бытовом, национальном, мировоззренческом и других. Исходить из абсолютно ясной, много раз доказанной истины – Сталин был прежде всего коммунистом. Этим объясняются все его действия, и великие победы, и возможные ошибки. Сталин был не просто коммунистом, Сталин был марксистом, относящимся к коммунизму как к науке, в совершенстве владеющим методом диалектического материализма и всегда умеющим выделить главное звено в решении проблемы в тех или иных конкретно-исторических условиях. Пожалуй, он был последним марксистом из руководителей Советского государства. А рассчитывать на успехи сегодняшней России при нынешнем качестве государственного руководства не приходится. По крайней мере, это ясно тем, кто не ставит свечки в храме «за укрепление государства Российского» и не просит помощи божьей в организации борьбы трудового народа.

Антисталинизм является общим признаком открытых антикоммунистов, которые ненавидят СССР, очерняют достижения социализма. Антисталинизм является признаком скрытых антикоммунистов, которые даже ещё называют себя коммунистами, например, Евролевая партия. Именно они явились инициаторами попыток отождествления гитлеровского и сталинского режимов, как, якобы, одинаково тоталитарных. Но не менее опасным антисталинизмом являются и попытки извращения Сталина, выхолащивания его марксистского духа, лишение его коммунистического начала.

И в заключение одно не совсем научное сравнение. Если еще раз задать вопрос, зачем все эти люди (КПРФ, патриоты всех мастей, КР, ЛДПР, даже ЕР) сегодня так упорно тащат к себе в союзники Сталина, превращая его из марксиста кто в державника, кто в патриота-славянофила, кто в гениального полководца, кто в суперэффективного менеджера, …то уместно будет вспомнить эпизод из одного замечательного советского мультфильма, где маленький котенок многозначительно говорит: «Мы с дядей тигром охотимся только на крупного зверя».