то такое майдан? Почему майдан развивает такую энергию? Без ответов на эти вопросы не ясно почему «идея» майдана становится материальной силой, перед которой рухнуло уже не одно правительство. Вот поле для анализа происходящего общественного процесса.

Реанимация отношений частной собственности с неизбежностью порождает капитал, который требует самовозрастания, расширения. Объективно требует. Буржуазия не просто это понимает, но чувствует так. Буржуазия поэтому требует ничем не ограниченной свободы эксплуатации, свободы перемещения товаров, капиталов и рабочей силы. Не ограниченной ничем, даже общеклассовыми интересами буржуазии, выдаваемые за «государственные». Буржуазия требует свободы от дисциплины госкапитализма. Буржуазия и мелкобуржуазная стихия в Белоруссии хочет свободы «как там» – в Польше, в ЕС, на худой конец как в РФ. Взбесившаяся от ужасов капитализма мелкая буржуазия, буржуазная интеллигенция, рабочая аристократия, IT-ишники, блогеры, студенты, рыночные жлобы, универсальные активисты и волонтёры многочисленных «фондов» и НКО, вся эта пехота майдана принимает стремление капитала за свое собственное. Как тут не вспомнить ельцинский майдан начала 90-х г.г. Когда такая же публика из «среднего» класса, обманутая и измученная рыночными реформами, науськанная и натасканная контрреволюцией, орала и стонала: «КПСС, дай порулить! Дайте свободы!» А после била в потные ладошки, глядя на то, как фашисты расстреливали защитников Конституции в Москве, в октябре 1993 года. С тех пор старые замайданцы укрепились во власти, обнаглели и разжирели. Новые замайданцы требуют того же для себя. И тоже прикрываются интересами «работников».

Подготовленные буржуазной агентурой в рабочем движении активисты «Белорусского конгресса демократических профсоюзов» не оставляют попыток подсунуть рабочих крупных предприятий под майдан. В том числе вербовкой в «демократические» наиболее квалифицированных из числа заводских служащих и «рабочей аристократии». В качестве опорных пунктов и штабов майдана на предприятиях используются ячейки «демократических» профсоюзов. Именно они должны были, по замыслу майдана, стать забастовочными комитетами. Подчинение организованных рабочих к свершению переворота – это уже шаг реакции вперед по сравнению с украинским майданом.

Замайданная публика требует «конституции и свободы» под националистическими флагами и лозунгами. «Живе Беларусь!» Там где рынок – там национализм. Реанимация буржуазной нации, становление эксплуататорского гражданского общества поэтому имеет не только реакционное, но и объективное, материальное движение с соответствующей ему идеологией. И реакционная идея становится материальной силой. Это прекрасно понимает империалистическая буржуазия Запада и использует (финансирует, поддерживает, направляет, обучает) майдан в собственных империалистических интересах. Таким образом, внешний фактор еще более усиливает восхождение класса национальной буржуазии. Восхождение буржуазии есть в то же самое время усиление эксплуатации и бесправия для пролетариата. Понимает ли это бацька? Не понимает, но энергию майдана чувствует.

Может ли народ спасти себя от этой черной, фашиствующей, провокаторской энергии майдана? Может, но народу, прежде всего рабочему классу, нужна рабочая организация, своя политика. Ее нет и нет. Замайданцы обманывают трудящихся либеральной рабочей политикой. Бацька лишь твердит: «Я — ваша политика!» И слабнет, теряя надежды и поддержку народа день ото дня.

Белорусские левые, десятилетиями мечтавшие и строившие планы на союз с Путиным, политически обезоружили себя и рабочий класс. Даже сегодня, в момент острейшего политического противостояния, которое буржуазия смогла навязать белорусскому обществу, они не нашли ничего лучшего, как советовать рабочим попросить экономические уступки у бацьки. Бацька обещает организовать для рабочих «патриотические» профсоюзы. На каждом предприятии. Как альтернативу замайданному «Белорусскому конгрессу демократических профсоюзов», за которым стоит империалистическая буржуазия Запада и соглашательское (с империалистами) руководство «Международной конфедерации профсоюзов». Но без рабочей идеологии и политики это ложная альтернатива, профсоюзы не смогут обрести своего назначения как организации самих рабочих. Поэтому задачей сознательных рабочих, в первую очередь коммунистов, становится не только разобраться с майданом и его черной энергией, но и с буржуазией в целом, вооружиться политикой рабочего класса. В том числе в профсоюзах. Чтобы не попасть в очередной раз из огня майдана в полымя «национальной» олигархии. Хотя бы и «государственной».