Из интервью с белорусским политологом, экспертом Республиканского общественного объединения «Белая Русь» Петром Петровским о текущей политической ситуации в Республике Беларусь

— Чего вообще хотят противники белорусской власти? Есть ли у них позитивная программа, или только всё сводится к «Лукашенко, уходи», а дальше хоть трава не расти?

— Вообще-то противники Лукашенко достаточно разношёрстны. Это не традиционная оппозиция, которая всегда формировала протестную повестку дня, а вот этот так называемый средний класс, частный сектор, который использует прежде всего негативную риторику психоэмоционального накачивания общества: «уходи», «устали», «26 лет, сколько можно». С другой стороны, мы должны понимать ещё одну вещь. Это то, что имеются конкретные экономические пожелания. Для частного сектора социальная ответственность, социальные гарантии являются ненужным балластом, от которых он хочет отказаться, чтобы уменьшить собственную налоговую нагрузку. С другой стороны, для части бизнеса государственные предприятия могут быть лакомым кусочком. Частный сектор думает своими эгоистическими интересами, в которых нет места сколь-либо значимым социальным обязательствам.

Более того, не следует забывать о программе Лукашенко до 2025 года, согласно которой ставка должна делаться на государственные инвестиции в госсектор экономики, а не на частников.

Это тревожит частников, они видят в этом попытки Лукашенко усилить госсектор и изменить в его пользу экономическое распределение продукта, что приведет к возможной потере рычагов давления частного сектора на политику. Они этим обеспокоены, обеспокоены инициативностью государства в инвестировании в госсектор, в попытках восстановить социальный баланс и увеличить социальную нагрузку, особенно на банковский сектор. Это всё не удовлетворяет частный сектор и, в принципе, не удовлетворяет тот костяк, то ядро, которое выступает за вот эти все силы

— То есть, мы говорим о том, что основная база протестующих – это преимущественно средний класс и представители частной сферы?

— Да, совершенно верно. Это молодые люди в основном до 30 лет, которые работают в частном секторе, прежде всего в IT и около-IT сферах. Ну и плюс это то, на что работал Тихановский – полукриминальные люмпенизированные элементы из глубинки, готовые к радикальным незаконным действиям, которые мы видели в первые три дня протестов. Тогда силовиками было задержано большое количество именно полукриминальных люмпенизированных элементов.

— В то же время, мы наблюдали со стороны оппозиции попытки организовать забастовки именно на госпредприятиях

— Давайте посмотрим правде в глаза и увидим, что забастовки в основном пытались организовать не на предприятиях, где имеются реальные проблемы, а на флагманах, где достаточно высокая заработная плата и социальное обеспечение. Это «Беларуськалий», МЗКТ и др. На данных предприятиях нет объективных причин проводить забастовки. И опять же, если мы посмотрим по географии предприятий, где хотели проводить забастовки, то это предприятия, на которые имеют свой зуб многочисленные прихватизаторы извне. Второй фактор — это то, что забастовки на предприятиях пытались организовать не те люди, которые работают там, а в основном внешние акторы. И мы на второй неделе протестов видели, как хипстеры, то есть, классово чуждые элементы, стояли на проходных заводов и пытались склонить рабочий класс к забастовкам. И нигде забастовки не удались. Например, на МАЗе из 16 тысяч рабочих только 192 сотрудника поддержали забастовку. При том, это так называемые «плавающие» сотрудники, которые не постоянно работают на данном предприятии.

Источник