Поездка на передовую «наклюнулась» случайно. Поначалу я и не знал, куда направляюсь. Слышал только, что речь идет о каком-то награждении, медалях и гостях из России…

В 9:30 у здания администрации города Енакиево меня подбирает Анатолий Калинов. В простонародье — дядя Толя. Забойщик со стажем, воевать начинал еще в Славянске, но по состоянию здоровья был вынужден сложить оружие. Сейчас помогает ополченцам гуманитаркой. От него узнаю, куда держим путь: едем встречать членов Российской коммунистической рабочей партии, которые будут вручать награды бойцам ДНР. Награды не государственные, а партийные. Для моральной поддержки, так сказать.

Старенький «жигуль» трясется по кочкам и ухабам. Дорога на Дебальцево (самый северный город ДНР) в ужасном состоянии. До войны ею никто не пользовался, ехали через мост, который взорвали в 2014 году. Местные жители ждут, когда его восстановят. Работы вроде ведутся, уже стоят новые балки…

Дядя Толя по дороге рассказывает о своей недавней поездке в Россию. Много матерится, не скрывает эмоций. Дело в том, что на прошедший молодежный фестиваль в Сочи коммунисты из той самой РКРП решили отправить троих ополченцев. Двое доехали нормально, а третьего, уроженца Узбекистана Вадима Рождественского (позывной «Узбек»), на границе задержали и упекли в следственный изолятор. Как выяснилось, на родине его объявили в розыск за участие в вооруженном конфликте в Донбассе.

— «Узбек» здесь жил еще до войны, у него здесь семья, он гражданин ДНР, — кипятится дядя Толя. — Как его могли задержать?! В прокуратуре ответ был такой: «Ребята, мы все понимаем, но вы непризнанные».

Благодаря усилиям товарищей из ДНР и РКРП-КПСС бойца удалось вытащить. Хотя сделать это было непросто, пришлось изрядно «пошуметь». «Узбек» провел за решеткой почти месяц. Сейчас отдыхает, набирается сил. Въезд в Россию ему отныне запрещен на 10 лет.

— За территорию ДНР и ЛНР теперь ни ногой. А ведь он который год на передовой, трижды ранен! В последний раз едва не погиб. Вот тебе и братья-россияне.

Неподалеку от дебальцевской таможни встречаем гостей — секретаря ЦК РКРП-КПСС по организационно-партийной работе Александра Черепанова, секретаря ЦК РКРП-КПСС по протестной и военной работе Валерия Туруло и пожилую женщину, которая именует себя Розой (по определенным причинам она старается не афишировать свое присутствие в Донбассе). Вместе они образуют Рабочую группу по оказанию помощи Донбассу. Приезжают сюда далеко не в первый раз. Вручать награды бойцам начали в 2015-м году. Взгляды у них поистине ленинские — за мировую революцию, за диктатуру пролетариата, за государственную собственность на средства производства…

На обратной дороге в Енакиево все разговоры по-прежнему об «Узбеке». Члены РКРП принимали активное участие в его вызволении. По их мнению, это важное событие. Они показали, что не позволят держать в застенках защитников Донбасса.

Наш первый пункт назначения — расположение 2-го мотострелкового батальона 3-й отдельной бригады (бывшее здание школы в городе Енакиево). Бойцов собирают на плацу перед центральным входом. К наградам представлены 39 солдат. Перед вручением коммунисты РКРП-КПСС рассказывают о своей партии и о цели своего приезда. Говорят в основном о революционных идеалах. Молодые слушают с интересом, бойцы постарше задумчиво кивают.

Многие бойцы сегодня «на боевых», награды и удостоверения за них получают командиры подразделений. После награждения говорят: «Служу ДНР», «Служу народу Донбасса», «Служу России», «Служу русскому народу», — каждый по-своему.

— Мне ваши идеи очень близки, — признается после церемонии заместитель командира батальона по работе с личным составом Игорь Егоров. — Я свой комсомольский билет до сих пор храню. Пойдемте, покажу!

Беглая экскурсия по бывшему зданию школы производит на нас впечатление. Здесь много интересного: стенды с портретами погибших бойцов, молитвенная комната и даже музейная витрина. Экспонатов, то есть трофеев, набралось уже немало.

В кабинете заместитель командира показывает не только свои ветхие советские документы, но и свежий номер корпусной газеты «Боевое знамя Донбасса». На память дарит всего пару экземпляров — на фронте и так не хватает.

— Не скажу, что мы испытываем информационный голод, но свежая пресса в окопах всегда нужна. Информированию личного состава сегодня уделяется особое внимание. Поверьте, чем ближе фронт, тем лучше понимаешь, насколько важна битва за умы.

— Как вообще дела в батальоне? — интересуюсь.

— На сегодняшний день ситуация остается непростой, — по-военному четко отвечает замкомбата. — Противник обстреливает наши позиции практически ежедневно. На провокации мы не поддаемся, но вынуждены отвечать, когда действия противника несут серьезную угрозу здоровью бойцов и мирных жителей. Оставляем за собой это право. Морально-психологическое состояние солдат оптимальное. Не отступаем и отступать не собираемся. Хорошо обеспечены продовольствием и обмундированием.

— Солдаты в основном из числа местных?

— Практически все. Они и до войны друг друга хорошо знали. Большинство работали на Енакиевском металлургическом заводе и в шахтах. Мы регулярно составляем социально-психологический портрет подразделения. Наш боец — типичный представитель рабочего класса.

— На каком участке фронта воюете?

— Уточнять не буду, скажу так — за нами закреплено Светлодарское направление, так называемая Светлодарская дуга. Это очень горячая точка, там всегда что-то нехорошее происходит.

— Разведка хорошо работает?

— Очень хорошо. Обо всех ротациях в стане врагов мы осведомлены. Впрочем, они тоже.

На память члены РКРП-КПСС оставляют несколько календарей на 2018 год с изображениями Ленина и Сталина, карманные календари и российские газеты «Трудовая Россия», «Гласность», «Трудовая Тюмень», «За Советскую Родину».

Поселок Зайцево, который входит в Горловский городской совет, лишь частично находится под контролем ДНР. Сообщения о происходящем здесь постоянно мелькают в новостных сводках. Местных жителей остается немного, но некоторые принципиально не покидают свои дома. Даже если дом находится в паре десятков метров от передовых позиций армии ДНР.

К старой школе, в стенах которой обосновались бойцы, мы идем по узкой тропинке.

— Лучше поторапливайтесь, — предупреждает сопровождающий нас солдат. — Здесь дорога с двух сторон простреливается.

— Снайперы работают?

— Снайперы тоже. А могут просто из стрелкового «пальнуть». Кстати, вы вовремя приехали — полчаса назад бой закончился.

Награждение проходит в полутемной комнате рядом со столовой. Видимо, один из бывших школьных кабинетов. Трудно сказать, для чего конкретно сегодня предназначено это помещение — здесь разложены боеприпасы и оружие, а на холодном полу расстелены спальные матрасы. Командир подразделения приводит сюда бойцов. Спрашиваю у них, можно ли фотографировать. Никто не возражает.

— Ну а что, страна должна знать своих героев, — смеется высокий молодой парень.

— А ты откуда? — спрашиваю у него.

— Местный, горловский. Тут почти все местные — или из Горловки, или из соседних городов. Шахтеров много.

— Добровольцев из России нет?

— Их тут и не было практически.

— Какой у тебя позывной?

— «Сирота». Я сам в детдоме вырос. Мне за эти годы Украина ничего не дала. Наверное, поэтому я и пошел в ополчение. Появилась надежда, что мы сами сможем изменить свою жизнь, построим справедливое государство для себя и своих семей. Так почему «укропы» мешают нам это сделать? Зачем пришли к нам?

— Местным жителям трудно приходится. Они вас вообще поддерживают?

— Поддерживают, сочувствуют. Местные за нас! Это очень воодушевляет. Представь, бабушки еду приносят.

«Пусть самой не хватит, но вам, внучкам, помогу». Аж слезы наворачиваются! Мы им тоже помогаем по возможности. Шел недавно в «увал» — помог старушке дерево распилить.

— Чем в свободное время занимаетесь?

— Читаем, музыку слушаем. Укрепляем оборону — это процесс непрерывный.

На соседнем участке оборону держат бойцы другого командира. В этом подразделении как раз и служит «Узбек». Его последнее ранение показывает, насколько здесь опасно: пуля прошла в паре сантиметров от сердца. Вражеский снайпер специально выжидает, когда бронежилет слегка съезжает набок. «Узбеку» повезло — у него в тот момент подвернулась нога. Судьба, наверное.

По одну сторону дороги — дом, в котором отдыхают ополченцы. Здесь они обзавелись хозяйством, завели десяток кур. А за домом напротив уже начинаются окопы.

— Сколько до украинцев? — интересуюсь у ополченца (крупный мужчина в тельняшке лет 55-ти).

— Летом было метров 170. Сейчас меньше.

— Флаг Новороссии реет, а украинского не вижу.

— Они его почему-то не вывешивают в последнее время. Ну он долго и не висит. Мы это дело быстро, как говорится…

Перед награждением коммунисты еще раз рассказывают о своей программе:

— Мы считаем, что всем защитникам Донбасса должны быть вручены паспорта РФ. И мы этот вопрос постоянно поднимаем. Потому что вы не только защищаете свой дом — вы защищаете Россию и весь мир от фашизма. Здесь, на фронте, происходят исторические события. Их масштабов вы и сами в полной мере еще не осознаете. Вы остановили Третью мировую войну.

Во время награждения происходит небольшая путаница. Единственная в подразделении женщина-военнослужащий хозяйским взглядом осматривает удостоверения, которые вручаются вместе с медалями:

— Этот мой, этот не мой. Этот погибший.
Погибших много — награды вручаются посмертно. Их передадут родственникам бойцов. После последнего приезда в июне товарищей из РКРП-КПСС погибло 7 человек.

— А когда-то процветающий поселок был, — рассказывает ополченка. — Эта часть не очень, а в Бахмутке такие шикарные дома стояли! Чтоб вы понимали, Зайцево разделено на три части: Центральная, Жованка и Бахмутка. Мы сейчас в Жованке, а чуть дальше Бахмутка начинается — там уже «укропы».

По словам женщины, от местных иногда приходилось слышать: «Украина придет, и у нас все хорошо будет». Но своих немногочисленных сторонников солдаты ВСУ сами от себя отвернули.

— Когда они «серую зону» заняли, то первым делом принялись мародерничать. Кто не хотел свой дом покидать — того насильно выселяли под предлогом войны. И пошло-поехало! Местные это все знали и видели. Теперь боятся, что «укропы» придут.

К разговору присоединяется ополченец в тельняшке. Обсуждают что-то свое, смеются, обнимаются. Прошу разрешения сфотографировать их — уж больно хорошо смотрятся.

— А что, давай, — соглашаются. — Фото на память! Сколько мы тут уже вместе, подумать страшно…

В следующий раз коммунисты из РКРП-КПСС собираются приехать в феврале-марте. Бойцы им всегда рады.

— Вы только берегите себя! — просят гости на прощание. — Давайте договоримся, в следующий раз встретимся этим же коллективом. А когда Киев возьмете, мы для вас медали «За взятие Киева» привезем.

— Ничего, возьмем, — улыбается один из ополченцев. — Киев будет наш. Просто подождать надо. Москва ведь тоже не сразу строилась.

Алексей Ильяшевич, svpress.ru

 

Источник: Тюменский обком РКРП-КПССф