Партия-класс-массы. Если не выстраивается именно такая организация борьбы, рабочий класс теряет политическую субъектность и растворяется в массах, партия без класса не может дотянуться до масс, массы остаются наедине с властью. Вместе с властью. Но общественные противоречия не исчезают, а неизбежно накапливаются, обостряются.  И тогда массы протестуют против власти. Массы могут снести правительство, но массы без партии и политически сознательного класса не могут снести власть над собой её препохабия частной собственности. И всё возвращается на круги своя. Вот что происходит без партии и класса. Без рабочей политики. Сегодня угроза реставрации ничем не ограниченной власти буржуазии и чиновничества в республиках вновь нависла над его народом. Майдан не растворился, а укрепился стараниями империалистической буржуазии за спиной у народов. Тревога сменяет неопределенность, заставляет задуматься над будущим пролетариата Донбасса, Украины, Белоруссии и России. Но не всякая тревога рождает правильную мысль.

Бессилие общественной мысли, запутавшейся в двух соснах («власть» и «массы»), читается в заметке на странице «Донбасского кейса» :

 

​​«Протесты: последствия и варианты развития событий

Пока в ЛНДР с массовыми протестами «тишина», луганская «первая волна» закончилась, а другие еще не начались, можно в спокойной обстановке проанализировать, что, в случае их начала, будет предпринимать власть, и до каких пределов она дойдет, на примере Хабаровска и Белорусии, так сказать, изучить опыт.
Во-первых, уже четко видно: так называемый «мирный» протест не приводит абсолютно ни к чему, власть на него не реагирует от слова совсем, в Хабаровске с 11 июля, в Белоруссии, с небольшим уровнем накала, начиная с мая, а «по-серьезному» — с 9 августа. Власть абсолютно никак не реагирует на требования масс, в то же время, с помощью пропаганды пытается обвинить протестующих в незаконности их действий, а также навязывает мнение, что протесты инспирированы из-за рубежа. Но, поскольку это не так, а главной проблемой является крайняя неэффективность и коррупция самого руководства, то протесты – продолжаются. Почему так? С самого начала власть пробует протест «на зуб», в Белоруссии жесточайшим образом разгоняя толпу, в Хабаровске – психологическим воздействием, но это не помогает, все довольно просто: на большей части «постсоветского пространства» имеет место быть классическая революционная ситуация, когда одни не хотят, а другие не могут, поэтому такое противостояние может длиться по сути – бесконечно.
Во время этой фазы власть ждет, чтобы протесты сами собой начали угасать, и при определенном уменьшении численности протестующих на них «спускают» ОМОН, что, собственно, во время этих выходных и произошло как в Хабаровске, так и в Белоруссии. Причем, во время протестов власть сама провоцирует толпу на неповиновение и жестокость, в Белоруссии этим занимаются «тихушники», в Хабаровске – представители центра «Э», которые призваны бороться с экстремизмом, но в реальности сами его же и провоцируют.
Во-вторых, со временем, понимая, что протест «не рассосется», власти начинают пускать в ход силовые методы. Намедни с этим столкнулись в Белоруссии и Хабаровске, причем в Минске наблюдался «перебор» — там, после «женских» протестов, на улицы вышли пенсионеры, которые были разогнаны с помощью дубинок, слезоточивого газа, водометов, даже есть данные о выстрелах поверх голов.
Это – предпоследняя фаза, и в Минске уже начали «жечь шины», на фоне заявления МВД Белоруссии о «готовности стрелять», что происходит дальше — можно посмотреть на видео «хроник майдана» в Киеве.
Главная проблема заключается в том, что ситуация в любом случае приедет именно к чему-либо революционному, власть прислушиваться к народу в принципе не желает, а это – прямой путь к перевороту, которая, судя по всему, «не за горами» и, откровенно говоря, хотя и не к чему хорошему не приведет, но – неизбежна.
Безусловно, подобное развитие событий возможно и в ЛДНР, ведь ситуация в республиках подталкивает население к протесту. Но наши люди имеют свои особенности – безграничное (на первый взгляд) терпение, высокую лояльность к власти. Не к Пушилину и Пасечнику, чьи государственные потуги вызывают насмешки у большинства населения, а к Кремлю, как к реальной силе, контролирующей ситуацию в ЛНР и ДНР. В настоящее время контроль ослаблен, так как в России огромные внутренние проблемы, и именно в этот момент могла бы теоретически вспыхнуть волна народного недовольства. Очаги время от времени появляются на шахтах и металлургических заводах.
Опыт Хабаровска и Белоруссии показывает, что власти в принципе не делают никаких выводов из происходящего и пытаются удержать контроль силой. Что, при негативном сценарии, впоследствии вполне может привести к хаосу на их территориях. Украина именно этого и ждет, чтобы «вернуть» Донбасс и Крым? Что ж, вполне реально, тем более что российское и белорусское руководство в общем-то все для этого делает, «не слыша» и пытаясь «разогнать» народ. С другой стороны, власть тоже можно понять: в случае чего, главное успеть до аэропорта доехать и улететь к своим «родным»??? домам в Испании, Италии или другой «теплой стране». Так и живем…»

 

Остаётся лишь добавить, что даже совсем не равнодушные к судьбе масс левые, даже партийные,  даже пережившие украинский майдан, под нарастающим давлением империалистической буржуазии  и мелкобуржуазной стихии раз за разом поддаются настроениям масс, вместо того, чтобы, наконец, повернуться к классу. А без класса, без рабочей политики нет возможности разорвать цепи майдана, нет движения масс к революции, а есть бессилие или пристраивание в хвост самой реакционной буржуазии. По обе стороны границ.