От редакции сайта ОРФ:

Вам не приходилось читать украинский промышленный мартиролог, уважаемые товарищи? Например, такой:
«завод им. Шевченко — было 22000 работников, осталось 200.
ХТЗ — было 35 000, осталось 800.
з-д им. Малышева — было 40 000, осталось 1600.
ХАЗ (авиационный) — было 15 000, осталось 150, стоит 10 лет, производя лишь запчасти.
Электротяжмаш — было 20 000, осталось 3600.
Практически прекратили работу киевские заводы «Авиант» им. Антонова, Днепропетровский» Южмаш», готовят к продаже «Моторсич».
Уничтожены полностью ХЗТД, ХЕМЗ, Радиодеталь, Радиоаппаратура, Радиореле, Серп и Молот, Кондиционер, Поршень, Коммунар, Изюмский оптико-механический, Протон, Первомайский химзавод… перечень нескончаемый.
ЕЩЕ РАЗ повторяю: по Украине ПОЛНОСТЬЮ УНИЧТОЖЕНО СВЫШЕ 50 000 промышленных предприятий.
Работающие заводы в Харькове:
Табачка, ликеро-водочный «Прайм!», «Турбинный».

А знаете, что было уже после всего этого?

А.Ходаковский:

https://vk.com/wall410606173_64406

«Знаете, как было? Вот стоим мы полосой шириной не один десяток километров перед лицом противника, который взял за обыкновение бодрить нас атаками с утра пораньше, ну и потом разок-другой в течение дня. И причём направления такие, откуда идёт основной поток сил и средств — Харьков, Днепропетровск… А у нас восемь реактивных снарядов на Грады в резерве — одна пятая комплекта одной машины. И взять негде, и мины на исходе, и механики никак не слепят из двух трофейных хотя бы одну «Мсту» — мозгов не хватает справиться с электроникой, — и людей не хватает, и потери каждый день…
А твои штабные офицеры приходят из генерального штаба с очередного заседания уже после выхода славянцев и докладывают, что там принимается решение отойти из Донецка к Снежному под самую границу — может тогда Путин, наконец, введёт войска. А граница то ещё в украинских руках… И ты сидишь на своей полосе, то отдаёшь с потерями какую-то позицию, то берёшь ее обратно с потерями, и понимаешь, что завтра у тебя не будет ни тыла, ни флангов — нихрена у тебя не будет; что твои дни, видимо, сочтены и перспективы у тебя — так себе. А в это время патриоты всех мастей в своих пабликах про тебя распускают дерьмо — одно дерьмовее другого: и сбушник, и ринатовский, и пацанов в камазах перемочил, и миллионы в подвале прячет, — на все лады заливаются…
А рядом с тобой твои люди — много людей (несмотря на «промышленный мартиролог» — замеч. ОРФ). И они тебе верят и считают, что ты решишь все правильно, что ты знаешь, как это — правильно. Что тебе ведомы скрытые смыслы, что если бы ты не знал и не понимал, что все будет, как надо, то ты бы не полез в болторез и не плыл бы сейчас с ними в одной лодке. И им насрать на всю болтовню — им важно, что ты отдаёшь приказы и материшь их для мотивации… А ты сидишь и думаешь: пошли все нах..й. Никуда отходить не буду. Что бы ни случилось — либо они нас перебьют, либо упремся лбом, рогами, копытами, — чем угодно, — но хер сдвинемся с места.
И хоть логика и здравый смысл говорят, что шансов мало, что в окружении много не навоюешь, что вся математика против нас — но другая логика и другой здравый смысл возражают: отдадим — никогда не заберём назад. И вопреки обстоятельствам ты стоишь, и с Божьей помощью проживаешь день, потом другой, потом неделю… И те, кто планировал отходить, уже не отходят, потому что либо все должны опозориться, либо получится, что одни сбежали, а другие остались… И ситуация в конце концов ломается, потому что помощь нужна и приходит тем, кто делает, а не тем, кто ждёт, что за него сделают другие…
Так что прорвёмся — бывало и хуже».